Каким я был в 16 лет и как это помогает мне понять сына

24.06.2022 858
Александр Кузнецов
Счастливый, довольный и серьезный папа

Меня зовут Александр, и мне 40 лет. Моему сыну 16, и он уже перерос меня на полголовы — при моих 180 см роста. Смотрю на этого юнца, изо всех сил стремящегося самоутвердиться в этом мире, и каждый раз хочу уловить, а что же сейчас происходит в этой буйной голове, какие тайны он скрывает и к чему это всё может привести, пора ли беспокоиться. Как понять сына? В погоне за мыслями о благополучии своего чада каждый раз возвращаю себя в его возраст, вселяю в себя те переживания, те веяния, соблазны и расстройства, первый опыт, который не всегда имел радужный окрас.

как понять сына
Как понять сына? Размышляет отец

Мои 16-летние переживания

Как сейчас вспоминаю свой 9 класс и его финальную часть: весенняя пора, первые теплые деньки, эхо веселящейся детворы, доносящееся в приоткрытое окно, а ты вынужден готовиться к экзаменам и пытаешься сосредоточиться лишь на доказывании очередной теоремы, решая билет за билетом, выносимый на экзамен по геометрии…

Чем же я руководствовался в те дни? Что заставляло меня «грызть гранит науки»? Почему я не присоединялся к весёлой компании «дворовых» друзей и не проводил время под аккомпанемент «подъездной» гитары? А ведь так хотелось! Но нет, я не поддался! Я смог: доказал сам себе, осознал важность и учился делать первые шаги по выбору правильного пути! Пусть интуитивно и наощупь, но успех приходил, казалось бы сам собой. Но лишь я знал, чего мне это стоило.

Учился я плохо…

Тогда моё «взросление» ассоциировалось у меня с безусловной свободой действий и выбора. Началось это этак в классе 7. Такой точный отсчёт могу вести благодаря толщенному учебнику по геометрии для 7-9 классов. Так вот, с 7 по 8 класс этот учебник я смог открыть ни разу. Сомнительное достижение. конечно, но тогда это было забавно: и регулярные замечания на уроках за поведения с записями в дневнике, и наверняка мучительные для моих «предков» родительские собрания, и итоговые «двойки» в четвертях, и педсовет. Всё было!

При этом как то я не припоминаю своего смущения. Зато отчётливо помню свою искреннюю радость с задней парты с выкриком «ес» и движением рукой сверху вниз в вертикальной плоскости при оглашении учителем моей «тройки» за списанную контрольную по математике. Впрочем, наверняка учителя рисовали мне эти тройки лишь бы уже быстрее избавиться от такого ученика. Об этом и уведомили на педсовете в 8 классе% в 10 классе меня «никто не видит». Что же, пусть будет так, крутилось в моей голове.

Долго горевать не приходилось. Ведь я не один был такой в классе. Нас подобные ситуации очень забавляли, вознося до небес перед «ботаниками», которые «слишком» много внимания уделяют учёбе и совсем не интересуются «взрослой» жизнью за углом школы. Это кулачные разборки, если что.

…но многое изменилось

И вот по какой то «роковой» случайности выясняется, что из «банды» нашего класса перехожу в 9 класс только я. Серёга, который и в 8 классе читал по слогам и строил обезьяньи гримасы, даже стоя за плохое поведение у доски, уехал жить на ПМЖ за рубеж к историческим корням. Рома, самый рослый и побеждавший в каждом рукопашном бою, даже когда оппонент был из старшей параллели, переехал с родителями из города в районный центр. А я вот такой, один одинёшенек. И куда же мне оставалось тратить свой задор и энергию? Как я ещё мог показать миру своё врождённое превосходство? Учёба, упорный и кропотливый труд над собой, над своей неграмотностью и невежеством к преподавателям.

Каково же было удивление моих педагогов, когда я начал демонстрировать хорошие и отличные результаты. Наш классный руководитель во время еженедельного переноса оценок из журнала в дневник неоднократно стала оставлять непредусмотренные дописки: «Молодец!», «Так держать!». Многим это тогда казалось невероятным.

А тот случай, когда я единственный из класса решил домашнее задание по физике и был почётно приглашён к доске для объяснения порядка решения? Последующая городская олимпиада по физике, пусть и не занял призовое место, но для меня это было очень статусно. Все это было итогом моего, и только моего, усердия. Ведь зачастую периоды выполнения мной домашних заданий глубоко переваливали за полночь.

По итогам 9 класса я получил всего лишь 4 «тройки». Тогда это было огромнейшим достижением. Впрочем, 11 класс я окончил без «троек», институт с «золотой» медалью, а в последующем окончил бакалавриат и магистратуру с отличием. Конечно, это уже было не так задорно и проходило без адреналина бесконечных приключений в стенах и за стенами школы, но доставляло очень приятные эмоции. Я не загордился, но уверенности мне подобное благополучие очень прибавляло.

Почему я стал учиться лучше

Так что же меня вдохновило на всё это? Слово «осознание» для меня уже и тогда не было пустым звуком. Причём ничьи уговоры надо мной не имели абсолютно никакого влияния до тех пор, пока я не начал ставить перед собой собственные важные цели.

Что же я тогда для себя понял, что почувствовал? В первую очередь, я смог показать самому себе на что способен. Я смог выделится не только с помощью задирства и хулиганистости, а достигнув значимых результатов в учёбе. И это чувство захлестнуло меня полностью. Это было очень приятно, это очень помогало нести уверено свою голову и твёрдо шагать вперёд, никуда не сворачивая, понимая, что преград на моём пути в этой жизни не существует.

Я наконец-то понял, что успеха достойны лишь лучшие — лишь те, кто прилагал больше сил и стараний. Именно с тех пор моменты траты времени впустую для меня — изощрённая пытка.

Чем живёт мой сын?

Кому-то может показаться, что разрыв поколений непреодолим и понять подростка катастрофически невозможно. Так ли это? Полагаю, что паника при любых обстоятельствах вам только навредит.

Давайте искать отличия и общее между двумя поколениями — я и мой сын!

Компьютерные игры и признаки игровой зависимости

Да, и со мной подобное случалось. Мои рассказы родителям о том, что мне ничего не задавали и теперь я могу провести своё время виртуально, очень похожи на рассказы моего сына. Как и я, он сейчас готов полночи просидеть, уставившись в монитор.

Спорт

Спорт всегда присутствовал в моей жизни, но я никогда не занимался чем то на профессиональном уровне. Наверное, я в свои годы перебрал все секции города, начиная от футбола и заканчивая настольным теннисом. Так и мой сын не может определиться. Хотя он и не смог переплюнуть меня по количеству секций, в которых я принимал участие.

Как и я в его годы, он увлекся бодибилдингом. Все-таки стремление иметь привлекательную фигуру, а не юношескую несуразную худобу, привлекло нас одинаково. В тренажёрный зал он пару лет назад пришёл под моим началом, а теперь втянулся. Я уже полгода как переключился на более щадящий спорт — бассейн. А сын ни в какую: следовать снова за мной уже не хочет — «жмёт железо» в погоне за мужественным силуэтом.

Творчество и саморазвитие

Извлекать связанные в мелодию звуки мне всегда очень хотелось, но как то не задалось. Никто не увидел во мне эти задатки… Или в те времена творчество всерьёз не воспринималось и как-то даже высмеивалось моим отцом. Сегодня же я с большим удовольствием хожу на уроки гитары и вокала, к чему успешно и «привинтил» своего сына. Ходим к одним и тем же преподавателям. И это очень практично — получать о своём сыне обратную связь от нашего общего педагога.

Учёба

Субъективно складывается ощущение, что учиться детям стало тяжелее — ОГЭ и ЕГЭ для многих родителей остаются темным лесом и выглядят чем то непостижимым. Но мой сын на вопрос, готов ли он к очередным экзаменационным испытаниям, говорит, что удача ему не помешает. Да, он, как и я, авантюрист. Хотя мне и кажется, что я в его годы старался больше, больше посвящал себя учёбе, требовать этой же фанатичности от своего сына я уже не имею никакой возможности. Полагаю, что это может лишь ухудшить положение.

Как понять сына? Что помогает мне

Разговаривайте! Не нравоучайте, а разговаривайте! 

Разговоры должны быть правильными

Говорите о чём угодно. О погоде, о том, как прошёл день у каждого из вас. Важно не утратить эту нить и интересоваться теми или иными событиями — это и есть то ощущение внимания, когда ты понимаешь, что ты важен и интересен. Например, сейчас мы с сыном обсуждаем, как проходит подготовка к экзаменам, что он об этом думает. Я рассказываю ему о своих переживаниях, о том, как я пытался справляться со всем этим наплывом нужды и выкладываться по полной.

Чем откровеннее наши беседы, тем ближе мы становимся. И уже как будто бы не я помогаю своему сыну справиться с трудностями, а он снимает моё напряжение после рабочего дня.

Или вот наш очередной разговор о преподавателе французского языка. История такая: мой сын спешил на тренировку знамённой группы к последнему звону гимназии. Учитель поймал его в коридоре и заявил о необходимости прямо сейчас и немедленно рассказать хотя бы что-нибудь и тут же подтянуть свои хвосты по французскому. Конечно, мой сын решительно счёл это требование необоснованным и неуместным.

В этой истории мне, конечно же, больше всего хотелось заступиться за учителя. Я высоко оцениваю этот непростой труд и понимаю, каково это: изо дня в день находить общий язык с этими буйными мальчиками и девочками. Но как бы то ни было, критиковать я сына, конечно же, не стал. Вместо этого я попытался донести истинные намерения учителя, которые мой отпрыск, возможно, не смог разглядеть в спешке. Я сказал, что это была лишь благая попытка подтянуть успеваемость ребёнка.

Но как есть, так есть, и удержать моего сына на месте не удалось. Французский язык оказался не у дел. Я смог лишь преподать сыну очередной небольшой урок о том, что следует искать в людях хорошее и мыслить позитивнее.

Иначе толку от беседы не будет

Были у нас с сыном и другие времена. Я, ведомый собственным жизненным опытом и примером своих же родителей, говорил своему ему, что он слишком мало старается, слишком праздно проводит время, делает не то, что следует. Нагнетал, что это непременно негативно скажется на его будущем.

И каков же был результат? Накачка негативом привела лишь к тому, что желание откровенничать — впрочем, как и общаться, — у нас улетучивалось в небытие. Но для каждого из нас это был нужный опыт. Мне пришлось самостоятельно учиться выстраивать равные взрослые отношения со своим ребёнком, а не существующие в звене «начальник — подчинённый». Мой сын некоторое время посещал психолога в надежде понять и принять меня.

Итак, как понять сына? Основное, что я вынес из этого непростого пути: важно не пытаться идеализировать себя в подростковом возрасте. Хорошо попытаться донести и темные стороны своего бытия. Пусть ваш отрицательный опыт станет маяком для вашего ребенка: приближаясь к нему на опасно близкое расстояние, он может осознать неизбежность какой-то катастрофы. Учитесь доверять друг другу.

guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments

Мама говорит

К рубрике